Взаимодействие — противостояние или взаимное обогащение? Обмен ценностями или прорастание разных зерен в чужие почвы? Закон равновесия работает в нашей жизни безотказно, и там, где разжигаются войны, нетерпимость и неравенство, существуют столь же могущественные силы милосердия, компромисса, юмора и гуманности. К культурным ценностям цивилизаций применима давно замеченная закономерность: если мы обменяемся яблоками, то у каждого из нас останется по яблоку; если мы обменяемся идеями, то у каждого будет по две идеи. Стоит только зазвучать знакомой мелодии, словно прилетевшей из детства, как на любом расстоянии от дома человек ощутит веяние ветра родины. 

Феномен мировой музыки

Один из важнейших культурных мостов, скрепляющих два непохожих мира, — музыкальное искусство. Мистик-суфий и музыковед Инайят Хан сто лет назад писал о встрече с русским композитором А.Н. Скрябиным: «Он показался мне неудовлетворенным западной музыкой, думающим, как внести нечто из восточной музыки в западную, чтобы обогатить последнюю.
Я соглашался с ним, я думал, что если эта идея когда-либо исполнится… то такая музыка могла бы стать музыкой всего мира. Что, в свою очередь, могло бы способствовать объединению человечества во вселенское братство. Музыка для этого лучше всего, ибо она любима как на Востоке, так и на Западе». 

Эта мысль оказалась пророческой — в XX веке сформировалось культурное явление, получившее название World Music. Термин вошел в употребление в конце 1980-х, когда группа представителей независимых компаний звукозаписи, концертных агентов и сотрудников радиостанций занялась внедрением зарубежных записей на западный музыкальный рынок. 
Именно на это время приходится период осознания общности, которая может зародиться в объединении разрозненных этнических музыкальных культур. Музыканты разных формаций и мест проживания могли с легкостью получить доступ к записанной музыке по всему миру, увидеть и услышать приезжих исполнителей, посетить другие страны, чтобы раскрыть образы собственной музыки. Возник плавильный котел стилистических особенностей и влияний — почва для интеграции, взаимопроникновения исконных течений, — и в нем зародился феномен «перекрестной музыки», синтеза нового из разобщенного старого. 
Мировая музыка — это парад нот, призывающих к объединению, взаимному обогащению культур. Это способ услышать образы чужого прошлого, выраженные многообразием ассоциаций, уникальных исторических условий и оживающих мифов.

Голоса языческого прошлого 

Рукопожатие цивилизаций

Alan Stivell. Photo: Joel Saget

Одним из пионеров мировой музыки стал Alan Stivell, француз бретонского происхождения, который синтезировал кельтский рок, связав рок-музыку с бретонской традицией. Мастер кельтской арфы, бомбарды и волынки, он модернизировал народную музыку, исполняя свои песни на бретонском, французском и английском языках.

Рукопожатие цивилизаций

Рукопожатие цивилизаций

Calan

Коллективы 9Bach и Calan смешали звучание традиционных кельтских инструментов с элементами современной музыки, представив на мировой сцене Уэльс.

Другим ярким представителем мировой музыки из Европы является нидерландский проект Omnia, интернациональный коллектив, позиционирующий себя как «неокельтский языческий фолк». Смельчаки бросают вызов современным ценностям и понятиям, отстаивая свое право на свободу в мыслях, самовыражении и словах на привычном английском и даже забытых древних языках — от гэльского до латыни. Их музыкальный кругозор столь же широк: Omnia играют на австралийском диджериду, кельтской арфе и множестве других экзотических инструментов.

Рукопожатие цивилизаций

Древние руны и далекие острова

Не менее глубок норвежский проект Wardruna, интерпретирующий рунический алфавит древних скандинавов — магический «Футарк». Основан совместно с Гаалом и Линди Фэй Хелла.
Из интервью с Эйнаром Селвиком: «Еще ребенком я был очарован древними скандинавскими сказаниями и историями. Их видение мира сильно отличалось от монотеистических понятий о черном и белом, о добре и зле. Но не было никого, кто бы интерпретировал эти вещи музыкально. Первая запись для Wardruna была сделана в 2002–2003-м, и мне понадобилось семь лет, чтобы закончить альбом».
Эйнар лично изготовил большинство инструментов, следуя древним традициям, а каждая композиция, представляющая одну из рун, записывалась в специальных условиях, например
в березовой роще или посреди реки. 

Рукопожатие цивилизаций

Cesaria Evora

Cesaria Evora — африканская певица с островов Зеленого Мыса. Ее неповторимый голос соткан из тембра пожилого кларнета и томных покачиваний бедер влюбленных парочек, танцующих босиком. Ее образ — сидящая в кресле босая бабушка, с греющей улыбкой и сигарой в руке. Ее музыка — утешение плакучих ив, простирающих свои ветви по небосводу обнищавших грез.

Подношение духам музыки

Тува — родина тувинского горлового пения, использующего «вокальные» и «фальшивые» голосовые связки, доставшиеся нам от первобытных людей, чья речь напоминала звериную. Это край свистящих ущелий, просторных степей и высокого солнца, гуляющего по вечному синему небу. Горловое пение тувинцев можно назвать настоящим голосом природы, настолько глубоко и ярко сложные звуки, часто напоминающие звериный рык и птичье пение, переплетаются, разносятся, совершенно естественно встраиваясь в едва освоенный человеком простор. 
Западную публику с горловым пением познакомил известный хоомейжа Ондар Коңгар-оол, объездивший с выступлениями Европу и США. Интерес к древним традициям резко возрос и в России — на этой почве выросло несколько интересных музыкальных проектов.

Huun Huur Tu исполняет
в основном исконную музыку, обогащенную набором различных народных инструментов и стилей горлового пения — от низкого раскатистого «каргыраа» до птичьей свирели «сыгыт».

Yat-Kha, авторский проект Альберта Кувезина, представляет собой довольно прогрессивную музыку,
в которой смешиваются элементы народной, электронно-индустриальной музыки, блюза, рока и постпанка.

Мастер горлового пения Радик Тюлюш о своем первом альбоме Chalama: «Своим проектом, своим альбомом,
я делаю подношение духам музыки от своего имени и от имени всего тувинского народа — повязываю свою «чалама» на большое мировое культурное дерево».

Музыка единого мира

За термином «мировая музыка» скрывается довольно размытый образ, в котором уживаются коренные традиции, не обремененные европейской эстетикой, а также множество симбиозов рока, фолка, фьюжна и электронной музыки с традиционными элементами. Наш век — время глобализации. Возникают трудности со стилевой идентификацией, понятием аутентичности.
В объединении культур и взаимном прорастании традиций заключено стремление создать общий гостеприимный мир, движимый не войной, не бедами и обидами, а музыкой — языком, на котором может говорить абсолютно каждый. Мировая музыка — это рукопожатие взаимной любви и понимания, которое сблизило разрозненные стороны света повзрослевшего человечества. Это материализованное стремление жить полной жизнью, цветущей впечатлениями и питаемой переплетенными корнями…

Автор текста: Адриан Унгард