10 июня в прокат выходит фильм Алексея Тельнова «Архипелаг» — масштабная историческая картина, основанная на реальных событиях. На исходе XIX века на архипелаг Шпицберген отправляется российско-шведская экспедиция. Цель ученых — установить реальные размеры нашей планеты и определить форму земного шара, ведь на протяжении трехсот лет никому не удавалось решить эту амбициозную задачу. В апреле фильм был показан в рамках «Российских программ» ММКФ. А на днях получил Гран-при фестиваля «От всей души» в Ульяновске. О сложных условиях съемок, кастинге, идее ленты мы беседуем с режиссером Алексеем Тельновым.

Алексей, поздравляю с премьерой и выходом фильма в прокат. Расскажите, каким образом пришла идея снять вашу картину?
— Спасибо за поздравление! Что касается идеи фильма, то эту историю мне рассказал мой хороший знакомый полярник «Герой России» Малахов Михаил Георгиевич. Он вместе со своим сыном (моим сорежиссёром Михаилом) прошел по следам этой экспедиции. Исследователям удалось отыскать все поставленные учеными каменные сигналы и там же они обнаружили много интересных предметов, оставленных экспедицией: часть инвентаря, провианта и даже пива, по-моему, шведского производства.

Сложно ли было с кастингом, в первую очередь, для главной роли — астронома Александра Васильева?
— С кастингом всегда сложно. И всегда присутствует неловкое чувство, когда приходится отказывать, тем более что зачастую это очень именитые и талантливые люди, хотя актеры, конечно же, все понимают и не обижаются, но чувство такое все равно остается. А Дмитрия Паламарчука я, если честно, не выбирал, изначально у нас планировался другой режиссер, который ушел с проекта, и Паламарчук уже был выбран к этому моменту. Я считаю, что он достойно сыграл.

Актрису на главную женскую роль — журналистки Лилиан — выбирали вы?
— С Лилиан произошло все удивительным образом. Я очень переживал, что не найду подходящую актрису, потому что нарисовал у себя в голове определённый образ и не мог от него избавиться. И вот однажды на кастинг приехала Марина Петренко, я про нее ничего не знал. Мы встретились с ней в фойе киностудии и я у нее сразу спросил: «Лилиан?», она улыбнулась и сказала: «Да!» Все стало ясно с первого мгновения.

Как я понимаю, непростой была работа художника. Как происходил выбор натуры?
— Выбор натуры был сложным делом… Снимать о севере, не будучи на севере, очень не просто. Но нам очень повезло, наш замечательный художник Владимир Южаков буквально уговорил меня снимать на заливе. Именно в эту зиму было очень тепло и ни залив, ни Нева не замерзали, а уже был канун марта, многие картины столкнулись с этим, например «Серебряные коньки», которые тоже снимали на каналах.
Лед встал в марте, пока мы строили там декорацию. И буквально в ночь накануне съемок, когда мы ехали с выбора натуры, из-под Выборга, нам позвонил наш локейшн и сообщил, что на Финском заливе начался шторм, закрыли плотину в Кронштадте и под давлением воды многометровые торосы начали заминать нашу декорацию. Когда мы туда приехали, на наших глазах лед остановился, немного завалив края построенных нами домов. Но это выглядело очень естественно. Вот так мы начали съемки. А как только закончили, на следующий день все льды унесло в Финский залив. Наверное, нам помог бог.
Ну и, конечно же, Шпицберген! Когда мы там были, градусник показывал минус 50, а вылетали мы оттуда на последнем самолете, так как закрывали все авиасообщение в мире из-за коронавируса.

Александр Васильев для вас — пример настоящего ученого, не боящегося препятствий?
— Да, Васильев это человек с большой буквы. Представляете, простые сотрудники, рядовые ученые из Пулковской обсерватории в таких чудовищных условиях не один год, а ведь многие дворяне с такими родословными.
В своей книге Васильев в последствие написал: «Если бы до поездки на Шпицберген я знал, что придется спасть в палатке при 20-ти градусах мороза или месяц с рабочими тянуть возы по снегам и льдам, проходя десятки саженей в ледяной воде, с наполненными сапогами, я не поверил бы, что в состоянии это все перенести и не поехал бы». А это 19 век, хотя снабжение экспедиции было очень хорошее, не поверите, но они привезли с собой даже пианино. Вот такие были люди.

Помогали ли вам ученые-полярники при создании картины?
— Конечно помогали, Михаил Георгеевич Малахов ведь не только полярник, но еще и врач, а у нас была сцена с операцией, да и Миша опытный полярник помогал с деталями.

В фильме у Вас задействованы и собаки хаски. Насколько сложно (или наоборот легко) было с ними работать?
— С собаками все оказалось проще. Я всегда думал, когда собака умирает кадре, наверное, ее чем то обкалывают или в еду подсыпают снотворное…
Но наши собачки как профессиональные актеры умирали просто по команде, а еще у нас была звезда-дворняжка по имени Шаня, за ее плечами, если можно так сказать, десятки картин, не каждый актер может похвастаться такой фильмографей.

Как появилась идея с поиском бриллианта?
— Все очень просто, полет Соломона Андрэ это исторический факт, но в фильме не хватало какой-то загадки, поэтому и пришла эта идея.

Для чего в картине нужна была такая разная, непростая команда, характеры?
— Любой картине нужна такая команда, иначе кино не будет интересным. Кстати, многих моряков у нас сыграли актеры массовых сцен. Хотелось добиться фактурности, и я считаю, что все справились. Тем более, что нашей съемочной группой двигала огромная любовь к кино. Ведь известно, кто однажды попал в кино остается в нем на всю жизнь.

Что пожелаете зрителю в преддверии проката?
— Смотрите хорошее российское кино про настоящих людей. Хорошего просмотра!

Беседовала Марина Абрамова