В течение десяти лет на страницах журнала ESTET мы публиковали материалы об известных личностях, которые навсегда оставили свой след в искусстве театра и кино, живописи и скульптуре, литературе и музыке. Шэрон Стоун стала лицом обложки первого номера, и вспоминая интервью с легендарной актрисой мы решили восстановить все наиболее яркие материалы, публиковавшиеся на страницах нашего журнала. Итак, номер один — Шэрон Стоун.

Спустя три года после премьеры «Основного инстинкта» актриса Шэрон Стоун получила почетный титул Кавалерственной дамы французского Ордена искусств и литературы. Затем актриса сыграла более сорока ролей, но образ божественно сексуальной героини Кэтрин Трамелл преследует Шэрон всю жизнь. Шэрон Стоун успешна во всем: творчестве, бизнесе, семейной жизни. И это не удивительно — по тесту коэффициент интеллекта Стоун (154) равен IQ самого Альберта Эйнштейна.
«Эстет» застал актрису в прекрасном настроении и расспросил Стоун о ее внутреннем мире, отношении к жизни, русской культуре.

«Шэрон Стоун» — это моя работа, но не моя жизнь

Куда бы вы ни направились, вы всегда в центре внимания — вспышки софитов, досужие поклонники, папарацци… Как вы ко всей этой суете относитесь: как к части вас самой или как к чему-то чуждому, неестественному?
— Как к обязательному антуражу профессии (смеется). Я привыкала к камере с юности, когда еще была моделью. На съемочной площадке это всегда интересно и захватывающе, но всегда — тяжелый труд. Сейчас я отношусь к этому более сдержанно. «Шэрон Стоун» — это моя работа, но не моя жизнь. В жизни я все-таки больше мама. У меня великолепные дети, друзья и это — моя жизнь!

Вы всегда прекрасно и естественно выглядите — и в кадре, и в жизни. Считаете ли вы, что макияж добавляет женщине шарма? В чем, по вашему мнению, главный секрет женской привлекательности?
— Спасибо. Макияж необходим практически каждой женщине, но он не может влиять на ее внутреннее состояние. Привлекательность женщины зависит от того, насколько она счастлива, любима, чем наполнены ее мысли и чувства.

Вас приглашают в состав жюри Каннского кинофестиваля. Каково это — превратиться из актрисы, игру которой оценивают, в арбитра?
— Признаюсь, быть членом жюри крупнейшего кинофестиваля — непростая работа. Конечно, я смотрю на конкурсные фильмы только как актриса и более того — с позиции женщины-актрисы. Мне близки работы, затрагивающие психологию взаимоотношений мужчины и женщины, глобальные проблемы, волнующие наше общество.

Практикую буддизм, но верю в Бога

Вы занимаетесь благотворительностью, не жалеете средств на помощь людям. А есть знаменитости, которые и цента не выделят на пожертвования. Конечно, не нам судить, но как вам кажется, чем обусловливается подобная «прижимистость»?
— Я — религиозный человек, практикую буддизм, но верю в Бога. В свое время я потратила слишком много времени на людей, которые инвестировали в меня как в успешную актрису. Они в ответ на мои чувства говорили мне просто «да», но не испытывали ко мне той высокой любви, к какой я стремилась и какой была достойна.
Я тогда надорвала свое сердце. Буддизм же учит, что нет различия между жизненными правилами и самой жизнью. Каждый человек должен поступать согласно своим принципам, и если кто-то не готов помогать людям от чистого сердца, то лучше ему этого не делать.

Вы снимались в картинах известных режиссеров с Арнольдом Шварценеггером, Сильвестром Сталлоне, Стивеном Сигалом… А есть ли актер, режиссер с кем вам бы хотелось еще поработать?
— Сейчас я, возможно, немного сожалею, что мне не довелось сыграть с Патриком Суэйзи. Также всегда великолепен в работе Адриан Броуди. Что же касается режиссера, то нужно знать, о каких картинах идет речь. Я играла в основном в коммерческих фильмах, но принимала участие и в независимых проектах. В комедийном жанре для меня самый умный, самый лучший — Альберт Брукс. Но также я очень люблю сниматься в независимых лентах. Еще пять лет назад я бы думала поработать с Квентином Тарантино, но сейчас я бы предпочла такого режиссера, как Райан Эслингер. Когда я играла в его картине, я знала — он гений.

Есть женщины, считающие расставание с мужчиной большой трагедией. Как вы считаете, расставание — это трагедия или шаг к новой жизни?
— Я думаю, большинство людей вступают в брак с наилучшими намерениями. И, наверное, должно пройти много времени, чтобы прийти к точке, где вы действительно можете сказать, что вы вышли замуж только потому, что были влюблены в этого человека. Развод — это всегда сложно, и если брак — это тяжелая работа, то развод — это всегда огромный провал.

Эстет— это всегда интеллектуал

Ваше отношение к российскому кинематографу: творчество каких режиссеров вы считаете достойным мирового уровня и признания?
— На самом деле у меня вызывает неподдельный интерес творчество русских режиссеров, особенно более раннего периода. И мой интерес не зависит от вспыхивающей время от времени моды «на русское». Запоминающиеся ленты созданы вашими В. Пудовкиным, М. Роммом, Г. Александровым. Не могу не сказать о фильме Aлександра Сокурова «The Lone Voice of Man» («Одинокий голос человека» по мотивам произведений А. Платонова. — Es.), посвященном Тарковскому, «Агонии» Элема Климова, «Ашик-керибе» Сергея Параджанова.

Увлекаетесь ли вы русской литературой? Если да, то творчество кого из авторов вам близко и почему?

— Русская классика — это всегда захватывающее интеллектуальное чтение. Я люблю динамику и ритм поэзии Андрея Вознесенского, сожалею, что его недавно не стало. Необыкновенные метафоры его строк действуют завораживающе.

В вашу честь открыта звезда на голливудской «Аллее славы». Эта одна звезда на земле дороже ли вам миллиардов звезд, что мерцают на небе? О чем вы сегодня мечтаете?
— «Аллея славы» — всего лишь одна из традиций Голливуда. И лучше, чтобы она, эта звезда, была, чем наоборот (смеется). А если серьезно, то я бы мечтала остаться в памяти моих детей хорошим родителем, а для людей — гуманисткой и филантропом.

Что означает в вашем понимании слово «эстет»? Кого из современников, известных людей прошлого вы считаете эталоном красоты и стиля?
— Соответствовать столь красивому понятию в повседневной жизни всегда непросто. Таких людей не так много, хорошо, что они вообще есть. Истинный эстет — это всегда интеллектуал. Из людей прошлого эстетами были режиссер Джеймс Уэйл, художник Энди Уорхолл. Из современников, на мой взгляд, режиссер Найт Шьямалан — он очень образован и интеллектуален.

От читателей нашего журнала примите самые восторженные комплименты и благодарность за откровенные ответы! Спасибо!

Беседовала Розалина Моррис
Опубликовано, ESTET №1